logo

В Государственную Думу поступил правительственный законопроект № 112532-7 «О регистрации расположенных на российском участке дна Каспийского моря искусственных островов, установок, сооружений и прав на них и внесении изменений в статью 16 Федерального закона «О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации».

На сегодняшний день покинутые или неиспользуемые искусственные острова, сооружения и установки имеют статус временных и не отвечают требованиям, предъявляемым к объектам недвижимости в понимании действующей системы государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

Кроме того, ключевое значение имеет обстоятельство, находятся ли такие объекты в границах территории Российской Федерации. Так, например, правовой статус Каспийского моря как внутриконтинентального водоема, не имеющего естественного соединения с Мировым океаном, является предметом длительных переговоров между прикаспийскими государствами. Закрепление за нашей страной суверенных прав в российской части дна Каспийского моря не означает включения соответствующих пространств в состав ее территории и не дает оснований для осуществления над ними всей полноты национальной юрисдикции.

Таким образом, участие искусственных островов, установок и сооружений в гражданском обороте не предполагается или существенно ограничено и возможно только для узкого круга лиц.

В настоящее время регистрация объектов обустройства морских месторождений, расположенных на континентальном шельфе Российской Федерации, и прав на них осуществляется согласно Закону о шельфе и Правилам, утвержденным Постановлением № 760 (далее — Правила). В частности, предусмотрено, что регистрация искусственных островов, установок и сооружений и прав на них осуществляется Росприроднадзором в специальном реестре.

Законопроектом № 112532-7 предлагается распространить применение указанных Правил в отношении объектов обустройства морских месторождений углеводородного сырья, расположенных во внутренних морских водах, территориальном море, а также на российском участке дна Каспийского моря, на лицензионных участках недр, не затрагивая вопросы правового статуса российского участка дна Каспийского моря.