logo

Комитет по образованию и науке в рамках V Рождественских Парламентских встреч провел «круглый стол» на тему: «Духовно-нравственное воспитание в системе образования: состояние, проблемы, перспективы».

В обсуждении приняли участие депутаты, члены Совета Федерации, представители федеральных министерств и ведомств, региональных органов власти, представители Русской Православной Церкви, научно-педагогической и родительской общественности.

Открывая дискуссию, председатель Комитета Вячеслав Никонов подчеркнул, что духовное воспитание — это инструмент, который вырабатывает у человека иммунитет к разного рода негативным явлениям.

«В регионах, где основы светской этики и религиозной культуры преподают не только в четвертом, но и в старших классах, заметно меньше преступность и наркомания», — аргументировал он.

Возможности для сотрудничества государства и церкви в образовательной сфере имеются, но на светский характер российского образования никто не посягает, заверил В.Никонов.

«Наша задача — воспитывать граждан, которые будут нести в себе традиционные ценности, такие как справедливость, достоинство, честь, вера, семья», — отметил он.

Митрополит Ростовский и Новочеркасский, председатель синодального отдела религиозного образования Русской Православной Церкви Меркурий (Иванов) уверен: знакомство с традиционными религиями в общеобразовательной школе не анахронизм, а естественная и неотъемлемая часть воспитания и обучения. На повестке стоит много сценариев развития отечественной школы. Возвращение в школьную программу религиозно-культурологического компонента, основанного на изучении традиционных религиозных культур народов России — необходимая составляющая духовно-нравственного возрождения, которая будет оправдана при любом сценарии развития.

По словам митрополита Меркурия, 2016-2017 учебный год ознаменовался ростом процента тех, кто выбрал для своих детей  основы православной культуры, как по России в целом (около 37%), так и практически в каждом федеральном округе.

В этом году основы православия изучают на 32 тысячи 400 четвероклассников больше, чем в прошлом. Число родителей, сделавших такой выбор, заметно увеличилось в Камчатском крае, Оренбургской, Магаданской, Тюменской областях, в Тыве, Чувашии и Чукотском автономном округе. В то же время в ряде регионов юга и Северного Кавказа процент тех, кто предпочел основы православия, по-прежнему низок.

«Не везде это следствие этнографического состава населения, — заметил митрополит. — Для Северной Осетии, где около половины населения относят себя к православным христианам, основы православной культуры выбрали менее 2% родителей. Это де-факто признание запрета на изучение православия в регионе».

По словам митрополита Меркурия, в Приволжском федеральном округе, в Республике Татарстан, уже пятый год не удается преодолеть фактический запрет местных властей на изучение религиозных культур по выбору в школе.

Но наибольшую трудность представляет сохранение экспериментального характера преподавания. Пока это только один урок в неделю и только в четвертых классах. В общей сложности — 34 учебных часа. «Неадекватность временных затрат и воспитательных задач очевидна», — сказал митрополит.

Он также полагает, что практику религиозного образования в светской школе дискредитирует закономерное отсутствие хорошо подготовленных педагогов и слабая интеграция курса с другими предметами.

«Настало время переходить от экспериментального к адекватному формату преподавания религиозных культур со второго по десятый классы, — считает представитель РПЦ. — Такой проект был разработан еще в 2012 году. Самое время приступить к его реализации».

Начальник отдела поддержки этнокультурной специфики и особых форм образования департамента государственной политики в сфере общего образования Министерства образования и науки Светлана Ермакова констатировала, что традиционные религиозные конфессии стали полноправными участниками образовательного процесса в светской школе, а религиозная культура — предметом активного общественного обсуждения.

Почти половина школьников четвертых классов знакомится с религиями, в большей степени с православием, остальные предпочитают основы светской этики.

По данным на 20 октября 2016 года, в России к преподаванию курса основ религиозных культур и светской этики приступили около 70 тысяч педагогов, в большинстве своем учителя начальных классов. Из них 95% еще до начала учебного года прошли курс повышения квалификации.

Недавнее тестирование педагогов, проводившееся на добровольной основе, показало: не все учителя хорошо знакомы с содержанием курса. Причем худшие результаты были по модулю «Основы православной культуры».

Представитель Минобрнауки признала и проблемы с учебниками. В каких-то регионах их количество превышает число обучающихся, а где-то пособий не хватает.

По словам С.Ермаковой, вопрос о введении обязательного изучения традиционных религий со второго по десятый класс нуждается в серьезной проработке и обсуждении. Но Министерство под руководством Ольги Васильевой уже предприняло определенные шаги по подготовке программы преподавания православной культуры.

Архиепископ Петергофский, ректор Санкт-Петербургской Духовной академии и семинарии Амвросий (Ермаков) убежден, что духовно-нравственное становление личности на всех этапах взросления должно проходить в творческом приобщении к религиозно-культурным ценностям. «Подобные инициативы обусловлены в том числе и дискуссиями о цивилизационном выборе России», — отметил он.

Научный руководитель Института этнологии и антропологии РАН, академик Валерий Тишков предложил отказаться от преподавания светской этики в рамках курса. Этим вопросам, считает он, можно уделять внимание на истории, обществознании и во внеклассной работе. Тогда курс по основам религий будет более цельным, гармоничным и удобным для восприятия. Можно подумать и об увеличении часов, отведенных для изучения предмета, но водить его следует не в начальной, а в средней школе.

Член Комитета Совета Федерации по науке, образованию и культуре Виктор Кондрашин большие возможности для духовно-нравственного воспитания  видит в дополнительном образовании. В регионах, по его словам, такой опыт уже имеется.

Первый заместитель председателя Духовного управления мусульман Российской Федерации Дамир Мухетдинов посетовал, что при разработке нового курса, посвященного основам духовно-нравственной культуры народов России, не было учтено мнение мусульман. «Мне бы не хотелось, чтобы в этом вопросе сработал фактор соревновательности и вслед за Москвой, Подмосковьем, Белгородчиной, Татарстаном, Тывой и Калмыкией стали усиленно вводить в школы занятия по религиозной культуре титульного населения. Хотя подобные команды главы республик Северного Кавказа уже дали», — заметил он.

Изучив разработанную департаментом образования Москвы книгу для учителей по основам исламской культуры, Д.Мухетдинов пришел к выводу, что она оскорбляет чувства верующих и закладывает в сознание молодых учащихся негативные представления об исламе. «Я задаюсь вопросом, стоит ли отправлять своего ребенка для обучения основам мусульманской веры в школу. Будет ли гарантировано честное и объективное освещение предмета? Не уверен. Поэтому рекомендовал бы ему основы светской этики или изучение всех религий», — признался он.

Первый заместитель председателя Комитета по образованию и науке Олег Смолин считает проблему нравственного воспитания весьма актуальной. «Мы до сих пор не вышли из нравственной катастрофы, которая началась в 90-годы. В России 8,5 млн. человек употребляют наркотики, из них 3 млн. — на постоянной основе. Только 15% подростков отличаются гуманистической ориентацией, то есть способностью сопереживать и помогать другим», — сказал он.

Для решения проблемы, полагает депутат, необходимо объединение усилий светских и религиозных деятелей. Но применительно к воспитанию понятия «духовно-нравственное» и «религиозное» не тождественны.

«В советское время наша страна была одним из мировых лидеров по ориентации на так называемые нематериальные ценности. Сегодня мы уступаем социальным государствам Европы», — заметил О.Смолин.

Он также указал на риск разделения школьников по религиозному принципу. «Нужно законодательно уточнить, что мы понимаем под светским образованием и каковы пределы участия в образовательном процессе тех или иных конфессий», — предложил депутат и предостерег, что навязывание курса религиозных культур может в конечном итоге вызвать отторжение. Факультативное изучение предмета, по его словам, более всего способствовало бы согласию в обществе.